Доклад о структуре и функционировании революционных организаций (январь 1982 г.)

Нижеследующий текст – один из докладов, принятый на внеочередной конференции ИКТ в январе 1982 года. Для Интернационального коммунистического течения данный текст является одним из фендаментальных документов организации. Некоторые трудности, возникшие в организационном вопросе в то время, побудили ИКТ издать этот текст в качестве ответа на возникшие тогда проблемы. Текст описывает конкретные пролетарские принципы в организационной области, которые ранее отстаивались Марксом и Энгельсом в Первом Интернационале. Теперь, уже 30 лет спустя, данный документ остается по-прежнему актуальным. Выдвинутые в нем принципы являются основанием для строительства будущих революционных организаций.

1. Структура организации революционеров должна соответствовать тем задачам, которые она выполняет в среде рабочего класса. Задачи эти могут являться как универсальными для всех этапов рабочего движения, так и специфическими, характерными для того или иного периода его развития. Следовательно, существуют постоянные особенности революционной организации и черты ее, обусловленные в значительной мере временными обстоятельствами, историческими условиями, в которых она возникает и развивается.

Среди постоянных особенностей следует отметить:

— Наличие общеорганизационной программы. Программа, синтезирующая опыт пролетариата, составной частью которого является организация, имеет не только сиюминутное, но и историческое значение.

* Это значение выражается в провозглашении целей класса и путей их достижения.
* В программе отражены основные позиции, которые организация призвана отстаивать в среде класса.
* Она служит основой для приема новых членов в организацию.

Единство организации обуславливается единством ее программы и программы всего рабочего класса, из которого она ведет свое происхождение; практически это единство находит выражение в централизации организационной структуры.

Среди особенностей, обусловленных обстоятельствами, можно выделить следующие:

— Широта характера. Она зависит от того, идет ли речь о первых шагах рабочего движения (тогда организация принимает форму тайных обществ или сект), об этапе бурного развития в рамках капиталистического общества (массовые партии II Интернационала), периоде открытого столкновения с капитализмом с целью его уничтожения (который начался после революции 1917 года и создания Коммунистического Интернационала), что требовало от организации ужесточить критерии приема.

— Уровень, на котором непосредственно происходит программное и органическое объединение в организацию: национальный на этапе развития капитализма, когда рабочий класс вынужден в своей борьбе решать специфические задачи в различных странах (партии II Интернационала), интернациональный, когда на повестке дня пролетариата остается лишь одна задача – мировая революция.

2. Организация ИКТ отвечает двум особенностям нынешнего момента:

— программное и органическое единство в мировом масштабе;

— «ограниченное» членство, строгие критерии приема.

Единство на международном уровне у ИКТ проявляется тем более определенно, что, в отличие от организаций, возникавших в начале периода капиталистического упадка (Коминтерна, левых фракций), оно не имеет органических связей с партиями II Интернационала, носившими более выраженный национальный характер. Вот почему ИКТ изначально возникло как международная организация, формировавшаяся по мере создания территориальных секций, а не как результат процесса сближения организаций, уже существовавших в различных странах.

Эта «позитивная» особенность, проистекающая из органического разрыва с организациями прошлого, уравновешивается, тем не менее, рядом связанных с ним же слабостей в том, что касается понимания организационных вопросов. Слабости эти присущи не только ИКТ, но и всей революционной политической среде. Именно их наличие и послужило причиной созыва Международной конференции и написания данного текста.

3. Наибольшее непонимание в ИКТ вызывает вопрос о централизме. Централизм – не абстрактный принцип, имеющий второстепенное значение для организационной структуры. Он служит конкретным воплощением единства организации, ее позиций и деятельности в рамках рабочего класса. В отношениях между организацией в целом и ее различными частями приоритет остается за ней. Та или иная территориальная или местная секция не может иметь особой политической позиции по отношению к классу или собственного понимания участия в его борьбе. Местные организации всегда должны мыслить себя как части единого целого. Аналитические и злободневные материалы в печати, листовки, открытые собрания, встречи со сторонниками – те методы, которые мы используем для пропаганды и вообще в нашей деятельности, используются всей организацией, даже если существуют разногласия по тому или иному пункту, месту, времени, выраженные тем или иным активистом; даже если внутри организации по данной теме ведется дискуссия. Точка зрения, согласно которой та или иная часть организации может занимать по отношению к классу или организации в целом собственные стратегические или тактические позиции, поскольку те, что утверждены всей организацией, представляются данной ее части ошибочными, – подобная точка зрения совершенно недопустима, так как:

— если организация избрала неверный путь, долг тех, кто считает свою позицию правильной, – не замыкаться в своем углу, а вести борьбу за то, чтобы возвратить организацию на «верный путь»[1];

— данная точка зрения ведет часть организации к навязыванию всей организации собственного отношения к тому или иному аспекту своей работы (носящей местный или специфический характер).

Организация в целом – не сумма своих частей. Им поручается та или иная работа (локальные издания, выступления на местах и др.), следовательно, они несут ответственность перед всей организацией за выполнение данного им мандата.

4. В особенности единство организации во всей своей полноте проявляется на ее Международном Конгрессе. Именно на нем принимается программа ИКТ, вносятся в нее поправки и дополнения, определяются или изменяются особенности его организации и функционирования, одобряются теоретические документы и общие направления его деятельности, подводится итог проделанной работы и намечаются перспективы будущей. Вот почему вся организация обязана особенно тщательно и энергично заниматься подготовкой конгресса; вот почему вся деятельность организации должна вестись в соответствии с его решениями.

5. В промежуток между конгрессами единство и преемственность политического курса организации обеспечивают центральные органы, назначенные конгрессом и ответственные перед ним. Центральные органы обязаны (на международном и территориальном уровнях):

— обеспечивать внешние контакты организации;

— всякий раз, в случае необходимости, формулировать позиции организации по тому или иному вопросу в соответствии с основными направлениями ее работы, определенными конгрессом;

— осуществлять координацию всей деятельности организации;

— отслеживать характер ее взаимодействия с внешней средой, в частности, через печатные органы;

— активизировать внутреннюю жизнь организации, в том числе путем распространения внутриорганизационных бюллетеней, и высказывать в случае необходимости свое мнение по спорным вопросам;

— распоряжаться финансовыми и прочими материальными ресурсами организации;

— принимать все необходимые меры, призванные гарантировать безопасность организации и сохранение ею возможности выполнять поставленные перед ней задачи;

— созывать конгрессы.

Центральный орган является частью организации и в качестве таковой несет перед ней ответственность, когда она собирается на конгресс. Однако особенностью этой частью является то, что она представляет всю организацию и высказывается от ее имени, следовательно, позиции и решения центрального органа всегда имеют приоритет перед теми, что были приняты всеми прочими частями организациями.

В отличие от ряда концепций, в частности, от тех, которые именуются «ленинистскими», центральный орган мыслится как инструмент организации, а не наоборот. Он – не верхушка пирамиды в соответствии с представлением об организации революционеров как о выстроенной по военному образцу и подчиняющейся жесткой дисциплине. Организация представляет собою не иерархическую структуру, а единую систему, в которой все ее составляющие тесно взаимосвязаны. Таким образом, центральный орган следует, скорее, рассматривать как ядро клетки, которое координирует метаболизм живого организма.

Итак, деятельность центральных органов обязательно касается всей организации, и они должны регулярно информировать ее о проведенной работе. Неся ответственность за исполнение своего мандата исключительно перед конгрессом, центральные органы призваны постоянно находиться в курсе того, что происходит в организации, и учитывать это в своей работе.

В зависимости от потребности и ситуации центральные органы вправе создавать у себя подкомиссии, которым поручается исполнение или обеспечение исполнения решений, принятых на пленарных заседаниях центральных органов, а также выполнение иных задач (в частности, выработка позиций по различным вопросам), которые могут возникнуть в период между двумя пленарными заседаниями.

Эти подкомиссии несут ответственность перед пленарными заседаниями. По общему правилу, между подкомиссиями и центральными органами устанавливаются такие же отношения, как между этими последними и организацией в целом.

6. Забота об обеспечении максимального единства организации также ставится во главу угла при определении механизмов приема заявлений и назначения центральных органов. Нет никакого идеального механизма, который гарантировал бы оптимальный выбор в процессе принятия решений и назначения активистов в руководящие органы. И все же наибольшие гарантии единства организации и максимальной вовлеченности ее членов в ее деятельность дает голосование.

Вообще решения на всех уровнях (съезды, центральные органы, местные секции) принимаются, если не достигнут консенсус, простым большинством голосов. Однако ряд решений, которые могут непосредственно сказаться на единстве организации (внесение изменений в платформу или устав, прием или исключение членов) принимаются квалифицированным или подавляющим большинством (две трети, три четверти и т. д.).

Однако – во имя той же цели сохранения единства организации – меньшинство может потребовать созыва чрезвычайного конгресса, если оно представляет значительное число активистов (например, две пятых): по общему правилу, конгрессу надлежит разрешать основные вопросы, и если весомое меньшинство требует его созыва, это свидетельствует о наличии в организации серьезных проблем.

Наконец, понятно, что голосование имеет смысл лишь в том случае, если оказавшиеся в меньшинстве активисты согласны выполнять решения, принятые всей организацией.

При назначении центральных органов необходимо учитывать три главные вещи:

— характер задач, стоящих перед данными органами;

— способность кандидатов выполнить эти задачи;

— и их умение работать сообща.

Таким образом, можно сказать, что съезд или иное собрание, назначая центральный орган, формирует слаженную команду; по этой причине принято, чтобы слагающий свои полномочия центральный орган предложил новых кандидатов себе на смену. Однако право собрания (и любого активиста) – предложить свои кандидатуры, если это представляется необходимым. В любом случае члены центральных органов избираются поименно. Только такой тип выборов позволяет организации сформировать руководящие органы, пользующиеся ее максимальным доверием.

Центральный орган обязан проводить в жизнь и отстаивать решения, принятые избравшим его конгрессом. В связи с этим желательно, чтобы в его составе преобладали активисты, которые в ходе конгресса высказывались в поддержку данных решений. Что отнюдь не означает, будто в центральный орган могут входить лишь те, кто поддержал на конгрессе позиции, одобренные большинство организации.

Три вышеупомянутых критерия остаются в силе, как бы ни голосовал в ходе выборов тот или иной кандидат. Тем более недопустим некий определенный принцип представительства – например, пропорциональный – меньшинства в центральном органе. Это распространенная практика буржуазных партий, в частности, социал-демократических, где в руководство входят представители различных течений пропорционально полученными ими на конгрессах голосам. Подобный способ формирования центральных органов связан с тем, что в буржуазных организациях наличие разногласий основано на отстаивании тех или иных путей управления капиталистическим хозяйством или долговременных интересов того или иного сектора правящего класса, той или иной клики, которые требуется «примирить», что и достигается путем «пропорционального распределения» постов. Ничего подобного не может иметь места в коммунистической организации, где разногласия никоим образом не связаны с защитой тех или иных материальных, личных или групповых интересов, а отражают живой и динамичный процесс осмысления проблем, встающих перед рабочим классом; последние должны быть разрешены в процессе дискуссии и в свете накопленного опыта. Таким образом, пропорциональное представление в центральных органах различных позиций, которые могут возникнуть на конгрессе в ходе обсуждения разных вопросов, совершенно не соответствует тому, что члены этих органов:

— обязаны в первую очередь проводить в жизнь решения конгрессов;

— вполне могут поменять личную позицию в процессе дискуссии.

7. Недопустимо использование терминов «демократический» или «органический» для определения характера централизма в организации революционеров:

— потому что оно ни на шаг не приближает к правильному пониманию централизма;

— потому что термины эти связаны со вполне определенной исторической практикой.

Действительно, «демократический централизм» (понятие, введенное Лениным) сегодня отмечен печатью сталинизма, который использовал его в качестве эвфемизма, призванного замаскировать удушение всякого революционного духа в партиях Коммунистического Интернационала; Ленин также несет за это свою долю ответственности, ибо он потребовал и добился от Х съезда РКП(б) (1921 г.) запрета фракций, ибо ошибочно считал его необходимым (пусть даже временно) в условиях ужасных трудностей, переживаемых Революцией. С другой стороны, требование «подлинного демократического централизма», как он понимался в коммунистической партии, тем более не имеет смысла, поскольку:

— надлежит отказаться от ряда отстаиваемых Лениным (в частности, в работе «Шаг вперед, два шага назад») концепций иерархической организации с военной дисциплиной, которые использовались сталинизмом для оправдания своих действий;

— невозможно более использовать термин «демократический» как в этимологическом смысле («власть народа»), так и в смысле, который он получил при капитализме, став некой фетишизированной формальностью, призванной замаскировать и заставить принять господство буржуазии.

В определенном смысле понятие «органический» (введенный Бордигой) более точно характеризует тип централизма, принятый в революционных организациях. Однако использование его бордигистским течением с целью оправдать такой способ функционирования организации, который исключает малейший контроль над центральными органами со стороны всей организации, совершенно дискредитировало этот термин, а потому от него также следует отказаться. Действительно, в идеологии бордигизма утверждение – само по себе справедливое – о том, что поддержка большинством какой-либо позиции вовсе не гарантирует верности последней, или же о том, что выборы центральных органов не являются совершенным механизмом, предохраняющим их от перерождения, – используется для обоснования такого понимания организации, в котором нет места голосованию вообще. Согласно данной концепции, верные позиции и «руководство» утверждаются «сами собой» в результате так называемого «органического» процесса, однако на практике это означает передачу «центру» полномочий принимать решения одному и за всех, а также пресекать всякую дискуссию, ведет «центр» к равнению на «исторического вождя», наделенного некой квазибожественной непогрешимостью. Отвергая мистический и религиозный дух, революционеры не должны заменять римского первосвященника на неаполитанского или миланского.

Голосование и выборы, при всем своем несовершенстве, являются в нынешних условиях наилучшим способом гарантировать единство и жизнеспособность организации.

8. Вопреки представлениям бордигистов, организация революционеров не может быть «монолитной». Существование разногласий в ее рядах свидетельствует о том, что в ней бурлит жизнь, и у нее нет готовых ответов на все вопросы, которые могут встать перед рабочим классом. Марксизм – не догма и не катехизис. Это теоретический инструмент класса, который, обретая новый опыт в процессе своего исторического становления, постепенно, с подъемами и спусками, движется вперед, к обретению самосознания, кое есть необходимое условие для его освобождения. Мышление класса, как и мышление человека, – не линейный, не механический процесс, оно является противоречивым и критическим, обязательно предполагает сопоставление аргументов. Фактически пресловутый «монолитизм» и «неизменность» бордигистов представляют собой пустые слова (в чем можно не раз убедиться, изучая декларации этой организации и отдельных ее секций), или же эти элементы вовсе утратили память и связь с жизнью класса; а может, организация их уже не монолитна, да и позиции изменились.

9. Поскольку наличие разногласий является признаком живой организации, при их обсуждении необходимо соблюдать ряд правил, чтобы оно послужило делу упрочения организации и помогло ей лучше справиться с теми задачами, ради выполнения которых ее и создал рабочий класс. Вот некоторые из таких правил:

— проведение регулярных собраний местных секций с постановкой в повестку дня основных вопросов, обсуждаемых в организации; дискуссии ни в коем случае не следует пресекать;

— самое широкое обсуждение различных позиций в организации в издаваемых с этой целью внутренних бюллетенях;

— соответственно, недопустимость тайной, двусторонней переписки, которая не только не способна внести ясность в дискуссию, но и затрудняет взаимопонимание, порождает недоразумения, недоверие, стремление образовать организацию в организации;

— подчинение меньшинства необходимой организационной дисциплине (см. п. 3);

— недопустимость применения каких-либо дисциплинарных или административных мер со стороны организации к тем ее членам, которые поднимают спорные вопросы: если меньшинство должно знать свое место, то же самое относится и к большинству; в частности, оно не должно злоупотреблять тем, что организация согласилась с его позицией, с целью прекращения дискуссий, в том числе вынуждая представителей меньшинства озвучивать точку зрения, с которой они не согласны;

— в интересах всей организации, чтобы дискуссия (даже если она касается принципиальных разногласий, которые способы привести к организационному размежеванию) велась с максимальной ясностью (разумеется, не нанося при этом ущерб выполнению стоящих перед организацией задач), дабы убедить другую сторону в правоте своих позиций или, по меньшей мере, всесторонне изучить предмет разногласий.

Если же тема споров в организации касается всего пролетариата, ей следует предать обсуждение гласности при соблюдении следующих условий:

— оно затрагивает общеполитические вопросы и настолько проработано, что публикация соответствующих материалов внесет ощутимый вклад в обретение сознательности рабочим классом;

— эта публикация не должна выходить за рамки установленного в изданиях организации порядка;

— именно организация в целом принимает решение о подобной публикации согласно критериям, которые применяются к любой статье, предназначенной для организационных изданий: установленная форма, ясность текста и интерес для рабочего класса. Не допускается публикация подобных текстов в изданиях, не имеющих к организации отношения, по «частной» инициативе группы ее членов. Точно так же, ни одна тенденция в организации, ни какой-либо ее член в отдельности не вправе публиковать где-либо текст, если органы, ответственные за издательскую деятельность, считают это бесполезным или неуместным.

10. Разногласия в организации революционеров способны привести к организационному оформлению позиций меньшинства. Разумеется, если подобное происходит, ни одна мера административного порядка (вроде запрета определенных форм объединения) не может заменить углубленного и подробного обсуждения; однако необходим также ответственный подход к данному процессу, что подразумевает:

— организационное оформление меньшинства должно происходить лишь на основе позитивной и последовательной позиции, а не разнородного набора упреков и прочих проявлений недовольства;

— организации следует понимать характер процесса, в частности, знать разницу между тенденцией и фракцией.

Тенденция – это, прежде всего, один из признаков организационной жизни, ибо мысль никогда не развивается прямолинейно, а проходит сложным путем, переживая столкновение идей, зачастую противоречивых. Как правило, тенденция прекращает свое существование, как только спорный вопрос проясняется настолько, что вся организация готова прийти к единому решению – либо в результате обсуждения, либо с появлением новой информации, подтверждающей ту или иную точку зрения. В то же время тенденция возникает главным образом по вопросам, касающимся направлений практической деятельности организации. То есть теоретические проблемы не должны служить отправной точной для ее возникновения. В противном случае организация была бы ослаблена, а силы ее активистов растрачены впустую.

Фракция служит проявлением кризиса, переживаемого организацией, в которой начался процесс перерождения, капитуляции перед буржуазной идеологией. В отличие от тенденции, которая возникает лишь в связи с вопросами, носящими временный или тактический характер, фракция создается на почве программных разногласий, которые могут быть разрешены лишь двумя путями: исключением сторонников буржуазных позиций либо выходом из организации коммунистической фракции. Именно в силу того, что появление фракции вызвано существованием двух непримиримых позиций внутри одного объединения, она стремится принять организованные формы, обрести собственные органы пропаганды.

Поскольку ни одна классовая организация не застрахована от перерождения, революционеры должны неустанно бороться против буржуазных позиций, которые могут возникать в их среде. И когда в этой борьбе они оказываются в меньшинстве, их задача – объединиться во фракцию и попытаться либо возвратить организацию на коммунистические позиции и убедить отречься от позиций буржуазных, либо, если организация окончательно утрачивает пролетарский характер, и борьба за нее оказывается бесполезной, – образовать ядро будущей классовой партии, которая способна возникнуть только на подъеме борьбы пролетариата.

В любом случае, революционеры должны разделять заботы и стремления всего рабочего класса. Недопустимо растрачивать драгоценную революционную энергию, она – достояние всего пролетариата. Нужно неустанно заботиться о сохранении и развитии такого необходимого, но при этом хрупкого инструмента, как организация революционеров.

11. Если организация и считает недопустимым бороться с разногласиями административными и дисциплинарными методами, это вовсе не означает полного отказа от их использования. Напротив, применение таких средств, как временная приостановка членства или исключение, является необходимым, когда организация сталкивается с поведением и действиями, способными представлять опасность для ее существования, безопасности и выполнения стоящих перед нею задач. Это касается любых поступков, которые не совместимы с членством в коммунистической организации.

При этом организация вправе принимать все необходимые меры для своей защиты в случае попытки внедрения в нее или иных на нее посягательств со стороны органов капиталистического государства или элементов, которые, даже если не работают непосредственно на данные органы, своим поведением облегчают их деятельность. Когда подобное поведение становится очевидным, организация обязана принять меры не только ради обеспечения собственной безопасности, но и ради безопасности других коммунистических организаций.

12. Основным условием выполнения организацией своих классовых задач является правильное понимание отношений между ее активистами и ею самой. Этот вопрос представляет особенную трудность в нашу эпоху, учитывая органический разрыв с фракциями прошлого и влияние студенческой среды в революционных организациях после 68 года, что способствует возрождению явления, тяжким грузом давившего на рабочее движение в XIX веке, – индивидуализма.

В целом отношения между активистами и организацией определяются теми же принципами, что и отношения между отдельными частями и целым, о которых мы говорили выше. Кроме того, необходимо особо подчеркнуть следующее:

1- Рабочий класс порождает не революционных активистов, а революционные организации; между активистами и классом не существует непосредственной связи. Активисты участвуют в классовой борьбе постольку, поскольку являются членами организации и берут на себя выполнение ее задач. Их не должны заботить личные успехи. Для них имеют значение только успехи класса и созданной им организации.

2- Отношения между организацией и активистом подобны отношениям между классом и его организацией (группой или партией). И точно так же, как класс не создан для того, чтобы удовлетворять нужды коммунистических организаций, эти последние не предназначены для разрешения проблем отдельных их членов. Организация не создается по хотению активистов. Человек является активистом, если он понял задачи и способ функционирования организации и присоединился к ней.

3- Таким образом, распределение поручений и постов в организации не ставит целью способствовать «самореализации» конкретных активистов. Задачи должны распределяться так, чтобы организация в целом работала оптимальным образом. И если организация старается следить, чтобы у членов ее все было в порядке, то в первую очередь потому, что это – в ее интересах. Что не означает пренебрежения к личности активиста и его проблемам, однако отправным и конечным пунктом должна неизменно оставаться способность организации выполнять свои задачи в процессе классовой борьбы.

4- В организации нет поручений «первого» и «второго сорта». Теоретические разработки и выполнение практические задач, работа в центральных органах и местных секциях равно важны для организации и, соответственно, не подчиняются какой-либо иерархии (последняя присуща капитализму). Вот почему следует совершенно отказаться как от буржуазного пережитка от идеи о том, что назначение активиста в центральные органы является для него «карьерным ростом», «честью» или привилегией. Дух карьеризма следует решительно изгнать из организации, ибо он полностью противоречит бескорыстному самоотречению – одной из главных черт коммунистического активиста.

5- Разумеется, люди, в том числе активисты, обладают различными способностями (хотя классовое расслоение только усиливает подобные различия), и организация, в отличие от утопических коммун, не ставит себе целью ликвидировать всякую разницу между ними. Она призвана содействовать их политическому просвещению и развитию их способностей, что способствует ее упрочению, однако и речи идти не может о чем-то вроде индивидуального школьного обучения ее членов и равенстве образования. Подлинное равенство между активистами достигается в том случае, если каждый прилагает максимум усилий в работе на благо организации («от каждого по способностям», согласно формулировке Сен-Симона, заимствованной Марксом). Активисты могут полностью «реализовать себя», если отдают все силы выполнению задач, которые класс поставил перед организацией.

6- Все вышесказанное означает, что активист не «вносит личный вклад» в организацию с целью получения неких дивидендов на случай, если придется ее покинуть. Таким образом, абсолютно недопустима как чуждая пролетариату практика «присвоения» имущества или средств организации, даже с целью создания другой политической группы.

7- Как говорится в «Платформе ИКТ»: «Отношения, возникающие между различными частями и активистами организации, обязательно несут на себе отпечаток капиталистического общества. Тем не менее, они не могут грубо противоречить цели революционеров и должны обязательно основываться на солидарности и взаимном доверии, являющимися характерными чертами принадлежности к классовой организации, борющейся за коммунизм».

========================================
Примечание:

[1] Это утверждение рассчитано не только на «внутреннее пользование» и не относится исключительно к расколам, которые произошли (и могут произойти в дальнейшем) в ИКТ. Мы неизменно отстаивали подобную позицию в пролетарских политических кругах. В частности, так было во время раскола Абердинской секции «Коммунистической рабочей организации» и конфликта Интернациональной коммунистической ячейки с группой «Коммунистическая программа». Мы в то время критиковали поспешность расколов, в основе которых лежали разногласия отнюдь не фундаментального характера, которые просто не представилось случая всесторонне прояснить в ходе внутренней дискуссии. В общем и целом ИКТ выступает против беспринципных «расколов», вызванных разногласиями по второстепенным вопросам (даже если одна из сторон конфликта заявляет о своем желании вступить в ИКТ, как это произошло с частью Абердинской организации). На самом деле такие ситуации свидетельствуют о том, что претерпевшие раскол организации носят «монолитный» характер и не терпят ни дискуссий, ни разногласий в своих рядах, короче говоря, являются типичными сектами.

Advertisements
Comments are closed, but you can leave a trackback: Trackback URL.