За что большевики расстреливали «агнцев божьих»

"Агнцы божьи" снова играются с оружием

Господин Зюганов не устает призывать коммунистов покаяться перед православной церковью, за учиненные в прошлом «гонения». Хочется напомнить этому господину несколько фактов, из которых следует, что революционерам, если и есть в чем каяться, так только в том, что они слишком мягко отнеслись ко всей этой крестоносной кодле, и не всех попов- мракобесов своевременно «отправили к Аллаху».

Да, несмотря на все нынешние причитания либералов, взявших под свою защиту православно-черносотенную банду, большевики после революции отнеслись к реакционерам в рясах слишком мягко, за что в дальнейшем, как всегда, пришлось расплачиваться трудящимся.

Например, Забайкальский епископ Ефим, арестованный Забайкальским Советом за антисоветскую деятельность и этапированный в Петроградский ЧК, был освобожден под честное слово о прекращении антисоветской деятельности, которое он, разумеется, вскоре нарушил. Московский епископ Никандр и некоторые другие московские священники, подвергшиеся аресту за контрреволюционную деятельность, уже весной 1918 года были выпущены на свободу. Кратковременным был и арест патриарха Тихона. И таких примеров масса.

В ответ на такое мягкое к себе отношение попы ответили злобой и насилием. В Сызрани, толпа, натравливаемая священниками, ворвалась в детдом, где стала осматривать детей, имеются ли у них кресты, после чего забила до смерти шестерых ребят, у которых не было крестов. В Яковлевском монастыре Пензенской губернии монашки убили юную сотрудницу ЧК Пашу Путилину. В Раифской пустыне (в одном из казанских монастырей) монахи сожгли живьем семерых представителей рабочего совета. В Солигаличе попы расстреляли председателя местного Совета Вилузгина, а его тело разорвали на куски. В результате организованных попами погромов, уже зимой 1918-1919 годов было убито 138 коммунистов.

Вот так священники ответили на гуманность рабочей власти, и только после этого стало ясно, что к попам нельзя подходить с нисхождением, что мракобесы понимают только язык силы.

Вообще, церковь в России всегда была опорой царского режима, который боролся с конкурентами православия, и финансировал «святых отцов». Церковь с самого начала выступила против революции. Во время боев в Москве попы предоставили юнкерам свои храмы в качестве огневых точек, расположив на колокольнях пулеметы. После поражения юнкеров, они не успокоились, всячески стараясь разжечь борьбу против власти трудящихся. Не было ни одного белогвардейского заговора, ни одного мятежа, в котором бы не участвовали церковники.

Православные попы приветствовали любые антисоветские силы: от белочехов и интервентов до простых бандитов. Клерикалы с радостью поддержали выступление белочехов, ставшим началом Гражданской войны. Епископ Екатеринбургский приветствуя мятежников, совершил в кафедральном соборе Екатеринбурга торжественное богослужение. В своей проповеди он заявил, что белочехи совершают «великое дело возрождения России».

Так же восторженно церковники встретили интервентов Антанты. Они приветствовали интервентов благодарственными молебнами. «Радость перешла в восторг, когда на землю нашего города сошли с кораблей прибывшие к нам благородные союзники наши»,– восторгался протоирей Лелюхин. Даже такой отпетый поддонок, как атаман Семенов, был награжден православной церковью званием «Кавалера святого гроба господня».

Православное духовенство выступало пропагандистом белогвардейцев, призывая к борьбе с Советской властью. Попы массово выпускали плакаты и листовки против большевиков, в которых призывали: «Гоните Советскую власть». Загоняли крестьян в Белую армию. Обо всех выступающих против мобилизации, клерикалы сообщали в контрразведку. В Белой армии были созданы агитпункты в виде церквей-вагонов. Также организовывались специальные особые отряды церковных проповедников.

Но на этом попы не остановились. Духовенство принимало самое активное и непосредственное участие в подготовке антисоветских мятежей. Полковник Сахаров, руководитель белогвардейского мятежа в Муроме, укрывался в Спасском монастыре. Епископ Муромский Митрофан благословил его на мятеж, словами: «Большевиков нужно уничтожать, чтобы их не было».

Также попы и монахи принимали активное участие в подготовке белогвардейского путча в Ярославле. Епископ Агафанел обещал всестороннюю поддержку мятежникам. Оплотом путчистов стали ярославские монастыри, колокольни которых снова, как и в Москве, были превращены в огневые точки мятежников. Церковники также принимали участие в деятельности таких контрреволюционных организаций, как Национальный и Тактический центры.

Монастыри и церкви стали в то время оплотом всевозможных антисоветских бандитов. В Соловецком монастыре были обнаружены 8 трехдюймовых орудий, 2 пулемета, свыше 600 винтовок и берданок, и большое количество боеприпасов. В киевском Михайловском монастыре были спрятаны 4 пуда динамита, винтовки и 900 патронов. Оружие, включая пулеметы, были зарыты в Матренинском женском монастыре на Украине. Там же нашли укрытие главари тысячной банды. Контрреволюционные организации были раскрыты в Оранском, Яковлевском, Николо- Угрешском и многих других монастырях.

Попы, к тому же, выполняли роль шпионов и осведомителей белых армий. Часто для выявления сочувствующих большевикам, они нарушали тайну исповеди. В августе 1919 в донской станице Иловайская был пойман бродячий монах, шпионивший в пользу белых. Во многих епархиях, расположенных на занятых белогвардейцами территориях, попы самым тесным образом сотрудничали с контрразведкой.

Так, в Забайкальской епархии существовали осведомительные отделы по благочиниям, кружки и группы по приходам, которые подчинялись штабу Читинского военного округа. В Барнауле в январе 1919 года гарнизонный священник сообщил в контрразведку, что, когда он беседовал с двумя ротами солдат «о целях борьбы с большевиками», 21 солдат и 2 офицера «с недоверием отнеслись к внушению и даже возражали». Все они были арестованы, и 18 из них расстреляны.

Но и на этом не остановились православные мракобесы. Презрев свои же заповеди, они непосредственно брались за оружие в борьбе против рабочей власти. В. Г. Романюк вспоминал, как весной 1919-го в бою под Перекопом красноармейцы захватили танк и мотоцикл, в них за пулеметами сидели попы. В 1920 году церковники, маскируясь под похоронную процессию, зашли в тыл к красногвардейцам с пулеметом, и напали на них.

Для борьбы с советской властью православные клерикалы формировали специальные религиозные отряды. Духовенство Сибири создавало дружины святого креста, которыми командовали священники. Дружинники носили на груди восьмиконечный крест. Также в Сибири по инициативе епископа Сильвестра формировались и другие белогвардейские религиозные части, такие как: «полк Иисуса», «полк богородицы», «полк Ильи Пророка» и т.д. Под Ставрополем попы создали отряд из 700 священнослужителей.

Под Царицыном воевал «полк Христа-спасителя», состоящий исключительно из духовенства. Протоирей Востоков активно создавал «крестоносные» части на юге России. Не брезговали попы и участием в кулацких бандах. Настоятель Ростовского собора Верховский, священник Кузнецов из Уч-Пристани и многие другие стояли во главе подобных банд. В Екатеринбурге был раскрыт антисоветский заговор во главе с дьяконом Владимиром Хвастовым. Каждый член этой организации должен был вести антисоветскую пропаганду, и во что бы то ни стало добыть оружие, не останавливаясь для этого даже перед убийством.

При этом с теми немногими священниками, которые порывали с контрреволюцией, их бывшие «братья во Христе» расправлялись с крайней жестокостью. В Ростове был расстрелян священник за проповедь, в которой он призывал прекратить гражданскую войну и примириться с советской властью, провозгласившей равенство и братство всех трудящихся. В деревне Тепляки на Урале, священник за сочувствие революции был подвергнут пыткам, и по пути на станцию Шамары был зверски убит конвоем. При этом беляки не щадили и родственников таких «отступников».

Из всего вышесказанного видно, что большевикам не за что просить прощение у попов. Церковь сама сделала все для того, чтобы на ее голову обрушилась кара.

К сожалению, революция потерпела поражение в мировом масштабе, а большевики и другие революционеры в России были уничтожены сталинистской контрреволюцией. И теперь снова, словно поганки под дождем, попы повылазили наружу, отравляя сознание масс.

P.S.
А Зюганов может каяться перед кем хочет, но только пусть не лезет со своим пополюбием к настоящим коммунистам.

Подготовлено по материалам из интернета

У попов болезненная тяга к оружию

Advertisements
Comments are closed, but you can leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Александр  On 17.10.2011 at 10:54

    +++В деревне Тепляки на Урале, священник за сочувствие революции был подвергнут пыткам, и по пути на станцию Шамары был зверски убит конвоем.

    Деревня Тепляки Шалинского района всегда был староверско-безпоповской и там никогда не было ни церкви, ни попа. Откуда эта деза?

    • leftcom  On 17.10.2011 at 12:29

      Возможно, под словом «священник» имелся ввиду один из лидеров той или иной религиозной группы (для светского человека вполне приемлемо называть священниками и пасторов, и дьяконов, и пресвитеров, и вообще, любых лидеров религиозных групп).

      Кроме того, в тексте не сказано, что священник был из этой деревни, в ней просто сказано, что в данной деревне его подвергли пыткам. Этот человек мог быть и странствующим староверским священником-миссионером, и православным священником, который по той или иной причине оказался там.

      Кстати, вполне можно допустить, что так как деревня населена была староверами (к тому же беспоповцами), то в случае появления в деревне «красного» священника, вполне могли найтись доносчики, сообщившие белогвардейцам о таком человеке (ведь священников массово в данной деревне не любили).