Category Archives: Философия

Распад: последняя стадия упадка капитализма

no_future

Для характеристики упадка капиталистической системы мы следом за Розой Люксембург использовали образ «чумы», обрушившейся на «цивилизацию». В первое десятилетие ХХ века обострение противоречий капиталистической системы показало, что больное общество загнивает на корню. Нарастание этих противоречий сопровождалось самыми иррациональными событиями, всякого рода катастрофами, что создавало своеобразную атмосферу «конца света» (типичных приемов религиозных сект и прочих шарлатанов), которую государства при помощи насилия и страха цинично использовали для удержания в подчинении эксплуатируемых классов, все более открыто выражавших свое недовольство.

Читать далее >>>

Столетие упадочного капитализма

decadenceВек спустя мы вновь оказались на переломной точке в истории человечества. Революционный пролетариат уже очень давно и с предельной ясностью охарактеризовал эту переходную эпоху: «социализм или варварство». Однако не следует сводить к простым словам всю глубину марксистского анализа, предложившего и обосновавшего такую формулировку. Потому мы хотели бы кратко отметить здесь его историческое значение.

Читать далее >>>

И. Гроссман-Рощин. К критике основ учения П.А. Кропоткина

Петр Кропоткин, на ряду со Штирнером, Прудоном, Бакуниным, Махно, входит в число самых известных анархистов мира.  До сих пор «князь» анархии вызывает жгучий интерес у многих людей. Поэтому работа И. Рощина представляется актуальной и сегодня. Сам Рощин, который был современником Кропоткина, знал анархизм, что называется, изнутри.

Достоевский и Дюма: родственные души

Когда я был школьником, среди моих любимых, многократно перечитываемых книг были «Преступление и наказание» и «Граф Монте-Кристо». Еще тогда, будучи подростком, я обратил внимание на сходство сюжетов этих двух, казалось бы, столь разных книг — и изумился тому, что никто из писавших о Достоевском и Дюма-отце солидных, многознающих взрослых дядь и теть, чьи публикации попадались мне на глаза, не обращал внимания на это сходство. Вот уже почти четверть века прошло с тех пор, как я сделал свое детское открытие, а изумление мое все растет: я так и не встретил — ни лично, ни в печати — никого, кто обратил бы внимание на то, что обе книги написаны об одной и той же моральной проблеме.

Читать далее

Любимый враг: Фридрих Ницше с точки зрения революционного большевизма

В 1928 году в Госиздате вышла книга М. Лейтейзена «Ницше и финансовый капитал» [1]. В ней доказывался тот же самый тезис, которого позднее придерживался целый ряд авторов в СССР – о том, что философия Ницше выражает классовые интересы монополистической буржуазии. Однако от всех позднейших эСэСэСэРовских философов, писавших о Ницше и ницшеанстве – как от согласных с основным тезисом книги Лейтейзена (пример — С. Одуев [2]), так и от полемизировавших с ним (например, Б. Бернадинер [3]) – Лейтейзен отличается своим личным эмоциональным отношением к философии Ницше.

С 30-х по 70-е гг. философы СССР высказали много умных, верных и хорошо доказанных соображений по поводу ницшеанства – но, читая их написанные в академической манере сочинения, ощущаешь холодное, отстраненное (и потому неизбежно наводящее, в большей или меньшей мере, скуку на читателя) отношение авторов к объекту своего исследования. Лейтейзен же написал не академический трактат, а философское эссе (впрочем, ничуть не менее логичное и доказательное, чем академические сочинения): он пишет о философии Ницше чуть ли не так же поэтично, как писал сам Ницше, он вживается в ницшеанство, он наслаждается, развертывая логику Ницше и те практические политические выводы, которые из нее следуют. Конечно, Лейтейзен враждебен Ницше и ницшеанцам; он борется с ними, разоблачает их – но делает это с творческим упоением, а не с холодной брезгливостью, как, скажем, Бернадинер или Одуев. Лейтейзен очевидно рад тому, что ему довелось бороться с таким великолепным противником, как Ницше, и гордится этим; для него Ницше – враг, но враг любимый.

Читать далее