Tag Archives: большевизм

Октябрь 1917: начало мировой революции

1917На сайте Интернационального коммунистического течения опубликована брошюра «Октябрь 1917: начало мировой революции«. Несмотря на сравнительно небольшой объем, в брошюре затронуты наиболее важные вопросы, связанные с величайшим в истории  событием – Октябрьской революцией.

Какова социальная природа революции 1917 года? Что это было: заговор кучки революционных фанатиков или результат пролетарской самоорганизации? Стал ли Октябрь преждевременным для своего времени восстанием или закономерным следствием упадка капитализма и частью мирового революционного подъема? В чем причина поражения? Что такое сталинизм: порождение Октября или могильщик революции? Эти и ряд других важных тем, связанных с Октябрьской революцией, освещаются в брошюре ИКТ.

Скачать брошюру или прочесть онлайн можно на сайте ИКТ по адресу:
http://ru.internationalism.org/files/ru/1917_0.pdf

За что большевики расстреливали «агнцев божьих»

"Агнцы божьи" снова играются с оружием

Господин Зюганов не устает призывать коммунистов покаяться перед православной церковью, за учиненные в прошлом «гонения». Хочется напомнить этому господину несколько фактов, из которых следует, что революционерам, если и есть в чем каяться, так только в том, что они слишком мягко отнеслись ко всей этой крестоносной кодле, и не всех попов- мракобесов своевременно «отправили к Аллаху».

Читать далее

Роза Люксембург. Русская трагедия

Памятник Розе Люксембург на Ландверском канале в Берлине. По свидетельству офицера, проводившего допрос Розы Люксембург, её увезли из отеля «Эден», где проводился допрос, забили прикладами, выстрелили в висок и сбросили в Ландверский канал

Статья напечатана в № 11 «Spartakusbriefe» в сентябре 1917 г. без подписи и с примечанием редакции.
 
Примечание редакции «Spartakusbriefe»:
В статье высказаны опасения, неоднократно выражавшиеся и в наших кругах,— опасения, вытекающие из объективного положения большевиков, а не из их субъективного поведения. Мы публикуем статью преимущественно из-за ее выводов «без германской революции нет спасения русской революции, нет надежды на социализм в этой мировой войне. Остается только одно решение: массовое восстание германского пролетариата».

После Брест-Литовского мира русская революция попала в весьма сложное положение. Политика, которой при этом руководствовались большевики, вполне очевидна: мир любой ценой, чтобы выиграть передышку, тем временем расширить и укрепить пролетарскую диктатуру в России, осуществить сколько возможно реформ в духе социализма и таким образом дождаться взрыва международной пролетарской революции, одновременно ускоряя ее примером России. Поскольку абсолютная усталость русских народных масс от войны и вместе с тем вызванная ею военная дезорганизация, оставленная в наследство царизмом, казалось, все равно делали продолжение войны бесперспективным обескровливанием России, не был возможен никакой иной выход, кроме быстрого заключения мира. Таков был расчет Ленина и его товарищей.

Он был продиктован двумя чисто революционными соображениями: непоколебимой верой в европейскую революцию пролетариата, как единственный выход и неизбежное следствие мировой войны, и столь же непоколебимой решимостью защищать однажды завоеванную власть в России до крайнего предела, чтобы использовать ее для самого энергичного и самого радикального преобразования.

Читать далее

Пролетарская революция Октября 1917-го – результат сознательных и массовых действий трудящихся

В 1914 году правительства, короли, политики, военные – агенты социальной системы, вступавшей в эпоху своего упадка – ввергли мир в катастрофу первой мировой войны, погрузив всю Европу в хаос и варварство.

Выступления мирового пролетариата начались с конца 1915 года: забастовки, голодные бунты, антивоенные демонстрации прокатились по России, Германии, Австрии и другим странам, на фронте вспыхивали мятежи, солдаты массово дезертировали, происходили братания. Во главе движения стояли интернационалисты, большевики, спартаковцы, которые обличали мировую войну как проявление краха мирового капитализма, подающее пролетариату знак: пора выполнить свою историческую миссию – совершить интернациональную социалистическую революцию.

В авангарде этого международного движения, которому предстояло остановить войну и открыть путь к возможной мировой революции, с 1915 года встали российские рабочие, чьи экономические забастовки сопровождались митингами, дискуссиями, выдвижением требований, столкновениями с полицией.

Читать далее

Нация или класс

Содержание:

Брошюра «Нация или класс» является замечательным диалектическим исследованием по вопросу взаимоотношения классовой пролетарской борьбы и национального вопроса. В ней убедительно доказано, что с наступлением новой эпохи в истории капитализма должна измениться и тактика пролетарских революционеров. В современных условиях, когда националистическая буржуазная идеология господствуем над умами людей, эта брошюра является хорошим оружием в руках пролетарских интернационалистов.

Москва, 2004г.
ББК 66.5(0)

Левый коммунизм – детская болезнь?

…В мае 1920 года, каждый из делегатов II конгресса Коммунистического Интернационала получил экземпляр памфлета, названного Лениным «Детская болезнь левизны в коммунизме». В этом памфлете Ленин подверг организации, окрещенные «левокоммунистическими», испепеляющей критике, используя аргументы, ставшие сегодня общим достоянием псевдолевых, считающих текст Ленина классическим изложением марксистской «тактики» и «диалектики».

Кем были они, левые коммунисты, «ультралевые», так сильно порицаемые Лениным?

Читать далее

Любимый враг: Фридрих Ницше с точки зрения революционного большевизма

В 1928 году в Госиздате вышла книга М. Лейтейзена «Ницше и финансовый капитал» [1]. В ней доказывался тот же самый тезис, которого позднее придерживался целый ряд авторов в СССР – о том, что философия Ницше выражает классовые интересы монополистической буржуазии. Однако от всех позднейших эСэСэСэРовских философов, писавших о Ницше и ницшеанстве – как от согласных с основным тезисом книги Лейтейзена (пример — С. Одуев [2]), так и от полемизировавших с ним (например, Б. Бернадинер [3]) – Лейтейзен отличается своим личным эмоциональным отношением к философии Ницше.

С 30-х по 70-е гг. философы СССР высказали много умных, верных и хорошо доказанных соображений по поводу ницшеанства – но, читая их написанные в академической манере сочинения, ощущаешь холодное, отстраненное (и потому неизбежно наводящее, в большей или меньшей мере, скуку на читателя) отношение авторов к объекту своего исследования. Лейтейзен же написал не академический трактат, а философское эссе (впрочем, ничуть не менее логичное и доказательное, чем академические сочинения): он пишет о философии Ницше чуть ли не так же поэтично, как писал сам Ницше, он вживается в ницшеанство, он наслаждается, развертывая логику Ницше и те практические политические выводы, которые из нее следуют. Конечно, Лейтейзен враждебен Ницше и ницшеанцам; он борется с ними, разоблачает их – но делает это с творческим упоением, а не с холодной брезгливостью, как, скажем, Бернадинер или Одуев. Лейтейзен очевидно рад тому, что ему довелось бороться с таким великолепным противником, как Ницше, и гордится этим; для него Ницше – враг, но враг любимый.

Читать далее