Свобода, которой нет

Буржуазная пропаганда большинства государств мира преподносит демократию величайшей ценностью и огромнейшим достижением в человеческой истории. В общественном сознании слово «демократия» воспринимается, как правило, синонимом слова «свобода». Поэтому, когда простой человек вдруг узнает, что пролетарские революционеры являются непримиримыми врагами демократии, у него создается впечатление, будто революционеры являются и врагами свободы. В реальности же, демократия и социальная свобода – это не только не одно и то же, это прямо противоположные вещи.

Это сладкое слово – «свобода»

Формально, конечно, демократическая система весьма щедра в отношении рядовых трудящихся. По закону любого демократического государства пролетарии имеют те же права, что и наиболее крупные капиталисты. Все, что можно президентам, «олигархам», министрам, депутатам и прочим богатеям, одновременно позволяется и самому захудалому чернорабочему.

Например, право передвижения. Любит какой-либо работяга путешествовать? Пожалуйста, пусть хоть завтра покупает авиабилет и оправляется в любую точку мира.

Право на отдых? Не проблема. Сегодня же пусть вылетает на Канарские острова.

Также в полном объеме трудящимся предоставлено право на свободу слова. Каждому пролетарию закон позволяет основать газету, создать радиостанцию или открыть вещание собственного телеканала.

Обеспечена и свобода собраний. Хотите устроить конференцию рабочих? Добро пожаловать! Арендуйте хоть Кремлевский дворец съездов, хоть Карнеги-холл, закон не запрещает.

Есть у трудящихся и право на достойный уровень жизни. Наравне с «олигархами» все рядовые граждане имеют право купить просторную квартиру, обставить ее современной мебелью, приобрести новый автомобиль и даже яхту.

В общем, полная гармония. Пролетарий любой демократической страны имеет те же законные права, что руководство государства и миллионеры с миллиардерами. Чего же боле, как говорится.

Но во всем этом есть один «маленький» «нюанс». Права, предоставляемые пролетариату демократией – миф. Все эти права доступны за большие или очень большие деньги. Есть деньги – есть право, а нет денег… Так на нет и суда нет, как известно.

Права пролетариев – это чистая формальность, осуществимая в реальной жизни не более, чем чудеса из сказок. Никакой практической возможности пользоваться милостиво «предоставляемыми» демократией правами у трудящихся нет, потому что при капитализме, чтобы быть свободным, нужно быть богатым.

Гипотетически, конечно, рабочий может разбогатеть. У единиц это иногда получается. Но для 90% простых трудяг система такого шанса не дает. Так что все права пролетариев остаются на бумаге, а бумага, как известно, все стерпит, даже демократические «свободы».

В связи с этим уместно процитировать строки, написанные Чернышевским:

«С теоретической стороны либерализм может казаться привлекательным для человека, избавленного счастливою судьбою от материальной нужды: свобода — вещь очень приятная. Но либерализм понимает свободу очень узким, часто формальным образом. Она для него состоит в отвлеченном праве, в разрешении на бумаге, в отсутствии юридического запрещения. Он не хочет понять, что юридическое разрешение для человека имеет цену только тогда, когда у человека есть материальные средства пользоваться этим разрешением. Ни мне, ни вам, читатель, не запрещено обедать на золотом сервизе; к сожалению, ни у вас, ни у меня его нет и, вероятно, никогда не будет средств для удовлетворения этой изящной идеи; потому я откровенно говорю, что нимало не дорожу своим правом иметь золотой сервиз и готов продать это право за один рубль серебром или даже дешевле. Точно таковы для народа все те права, о которых хлопочут либералы. Народ, не имея денег, чтобы получить образование, не имея денег, чтобы дать образование своим детям, каким образом станет он дорожить правом свободной речи?».

Таким образом, демократия предоставляет реальные права исключительно тем, кто может заплатить. Остальным, чьи финансы выводят серенады в пустых кошельках, остается радоваться тому, что хоть формально им не запрещено «по-человечески» жить.

Классовая сущность демократии

Слово «демократия» родом из Древней Греции. Однако часто забывают, что эта древнегреческая демократия была основана на рабстве. Гражданскими правами пользовались исключительно свободные мужчины. Рабы (а также, кстати, женщины) были лишены возможности влиять на принятие решений. Поэтому хваленная греческая демократия – это рабовладельческая демократия.

Современная демократия, как выше было показано, тоже, по примеру древнегреческой, не является демократией для всех. Это буржуазная демократия, так как реальными правами пользуются только «хозяева жизни» – капиталисты.

Пока трудящиеся согласны терпеть и не пытаются изменить общественно-экономическую систему, их при демократии никто «не трогает». Но как только делаются попытки добиться осуществления своих прав в реальной действительности, демократия выставляет на пути трудового народа полицейские щиты, а если нужно, открывает и огонь на поражение.

Получается, что демократия – это та же тирания, просто прикрытая пустыми словами о несуществующей «свободе». Следовательно, борьба за социальную свободу означает и борьбу против демократии – лицемерной формы буржуазной диктатуры.

Виктор Дали

Реклама
Comments are closed, but you can leave a trackback: Trackback URL.